Известный гроссмейстер, член Апелляционного комитета чемпионата мира ответил на вопросы журналистов.

- Евгений Андреевич, сначала хотелось бы поговорить об этом чемпионате мира. Какие у вас как у опытного шахматиста впечатления от этого турнира?

- Прежде всего, хотелось бы сказать об организации чемпионата. Я впервые в Ханты-Мансийске, и здесь все соответствует русской пословице: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Много хороших слов было сказано в адрес организаторов и тех соревнований, которые здесь проходили, но вот я увидел это воочию, и мне как старому шахматисту очень приятно видеть высокий уровень организации, ощущать эту хорошую атмосферу. Как члену Апелляционного комитета мне пока не пришлось и, надеюсь, не придется разрешать конфликты или какие-то недоразумения.

- Со спортивной, с шахматной точки зрения интересно наблюдать за чемпионатом?

- Да, очень интересно. Мне приходилось играть в команде сборной Москвы и сборной Советского Союза, где выступали наши ведущие шахматистки; конечно, раньше у них был другой уровень. Вспоминаю, как в 60-е годы после одного из товарищеских матчей СССР – Югославия меня и Милунку Лазаревич попросили выступить на радио и телевидении. В числе прочих вопросов Милунке был задан и такой: «Почему шахматистки играют намного слабее мужчин?» А в те годы Фишер заявлял, что он любой шахматистке может дать фору коня и выиграть. Я думаю, это было слишком громкое заявление, но, во всяком случае, разница в классе была значительная. А Милунка была тогда одной из самых ярких фигур на шахматном небосклоне, к тому же блестящая журналистка и обаятельная, острая на язык женщина. И она сказала: «Посмотрите, сколько играет мужчин и сколько женщин в процентном соотношении. Дайте нам 50 лет, и вы увидите, что целый ряд женщин, наиболее способных, будут играть на уровне ведущих шахматистов мира». Действительно, прошло 50 лет, и что мы видим? Вспоминаю 1996 год, Будапешт. Отмечали юбилей выдающегося гроссмейстера Андре Лилиенталя, которому исполнилось 85 лет. В честь Андре Арнольдовича был организован турнир по быстрым шахматам с участием Тайманова, Сосонко и еще целого ряда известных шахматистов. Также участие принимала Юдит Полгар, которая набрала 10 из 11! Это впечатляет, она одержала десять побед и одну партию проиграла. Я набрал столько же очков, но сделал две ничьи. Я имел удовольствие играть с самыми сильными шахматистками: и с Чибурданидзе, и с Полгар. Это по-настоящему мужские шахматы.

-  Евгений Андреевич, а сейчас в Ханты-Мансийске сильнейшие шахматистки играют в жесткие мужские шахматы, или эмоции прорываются? Особенно на тай-брейках?

- Сначала здесь большая группа шахматисток играла —  64 человека… Ведущие играют сильно, очень хорошо. Я думаю, эмоций хватает, иногда они прорываются наружу, этим и отличаются женские шахматы от мужских, но в то же время по боевитости, по стремлению к победе они, может быть, даже превосходят мужские шахматы.

- Какие матчи вам понравились, какие идеи запомнились?

- Во-первых, меня поразила одна вещь, которую трудно себе представить. Когда-то шутили, что женщины играют слабее мужчин по той причине, что не могут несколько часов сидеть на одном месте и не разговаривать. Здесь мы наблюдем совсем другую картину: многие как сели перед первым ходом, так и не встают! Раньше это отличало только одного Ботвинника, – я не знаю другого человека, который таким образом выдерживал напряжение. А здесь практически никто не поднимается, настолько все увлечены процессом, и всё остальное отступает на второй план.

Конечно, очень эмоциональным был поединок у Антуанеты Стефановой с Мари Себаг. Там и страсти били через край, и результативность, сумасшедшие позиции, и потом слезы у Себаг… А чего стоит поединок сестер Косинцевых! Я не знаю, как они сражались и что у них было в этот момент на душе; честно говоря, мне жаль, что этот матч слишком рано состоялся.

- Сестры Косинцевы встретились в третьем раунде, а еще во втором круге было много неожиданных результатов. Это произвело на вас впечатление?

- Да, турнир начался с сюрприза: после двух раундов трех сильнейших по рейтингу шахматисток уже не было в таблице. Это говорит о том, что вырос общий класс, а также показывает, что матчевая борьба имеет свою специфику. И еще один момент: для определения победителя двух партий маловато, но таков регламент, и ничего не поделаешь. Играя длинный матч, человек может проиграть на старте, а потом реабилитироваться. А здесь если проиграл, то уже очень трудно отыграться. Но это удалось сделать, например, Монике Сочко, матери троих детей, обыгравшей чемпионку мира Хоу Ифань.

Одним словом, борьба здесь идет не на жизнь, а на смерть. А шахматы – это кровопролитие, которое происходит за доской, но мы этой крови не видим. Кровь и слезы, невидимые миру.

-  Расскажите, пожалуйста, о турнирах, которые проводятся по вашей системе.

- Начиная с 1998 года, мы постоянно проводим турниры-гандикапы. В позапрошлом веке было модно играть партии с форой – давая сопернику пешку или даже фигуру вперед. Но в настоящее время это уже нереально, потому что люди, которые интересуются шахматами, играют довольно хорошо, и гроссмейстер не может им дать фору коня, слона или ладью. Но у меня появилась мысль, как сделать так, чтобы шахматисты разного уровня могли встретиться, и чтобы всем это было интересно и способствовало популяризации шахмат. В 1998 году мне удалось договориться с газетой «Труд», где я веду шахматный отдел, о том, чтобы провести соревнование разных по уровню шахматистов. Впервые такой турнир был проведен в красочной атмосфере, в золотом зале гостиницы «Россия». Это был первый опыт, и он оказался удачным. Играли Смыслов, Карпов, Крамник, Свидлер, а победил Гельфанд. Также в турнире выступало очень много известных людей: олимпийский чемпион по боксу Лагутин, кинорежиссер Говорухин, писатель-юморист Арканов и многие-многие другие. И вот с какого-то момента мы стали регулярно проводить эти соревнования, а потом даже удалось включить их в календарный план Российской шахматной федерации. В этих соревнованиях играют и дети, которые уже добились определенных успехов в первенствах России, Европы и мира, а также ветераны. Мы приурочиваем гандикапы к различным праздничным датам. Например, в честь Нового года 23 декабря будет организован турнир. Надеюсь, он соберет интересный состав.

На последнем турнире, который состоялся в мае этого года в рамках культурной программы матча на первенство мира, участвовали 64 человека. В их числе были президент Олимпийского комитета России Александр Жуков, новый президент Шахматной федерации Москвы Владимир Палихата, чемпионы Европы Валентина Гунина и Дмитрий Яковенко. А победил американский гроссмейстер Макс Длуги. Мы стараемся делать так, чтобы этот турнир-праздник проходил в течение одного дня, чтобы у всех осталась хорошая память. Практически никто не уходит без приза, без подарка, без хорошего настроения.

- Будем надеяться, что у турниров найдутся последователи, это хорошее дело для популяризации шахмат.

- В прошлом году в Суздале, когда мы отмечали столетие Ботвинника, проходил шахматный фестиваль. Туда были приглашены известные гроссмейстеры старшего поколения, в том числе Корчной, а меня попросили помочь в организации гандикапа. В нем играло ни много ни мало 254 человека! Организаторы были просто в восторге. Дети говорили: «Я играл с Корчным, я играл с Никитиным, я играл с Ивковым, я играл с Васюковым!» Даже Виктор Львович, который в оценках бывает категоричен, сказал, что система гандикапа – самая удачная и лучшая из того, что он встречал. Эта форма становится очень распространенной. Очень важно, что здесь происходит встреча поколений. И ребята лучше узнают, что такое большой шахматист, что такое старейшина. Это очень прогрессивная форма, и ее нужно поддерживать.